Светлана Кожомкулова: «Хотелось скорее получить свою пайку…»

Еще одна жительница Кольцово делится детскими воспоминаниями о блокаде Ленинграда: она застала ее в четырехлетнем возрасте.

Светлана Кожомкулова (слева).

Светлана Ивановна Кожомкулова (Хансон) родилась 27 октября 1937 года в поселке Невдубстрой Мгинского района Ленинградской области, ныне г. Кировск. Отец, Хансон Иван Викторович, работал шофером в совхозе им. Морозова, мама, Суханова Александра Тимофеевна—в бухгалтерии при 8-й ГЭС бухгалтером, бабушка, Суханова Евдокия Семеновна, была домохозяйкой. Старшая сестра Людмила училась в школе.

—Поселок Невдубстрой был построен для работников 8-й ГЭС, и у нашей семьи там была квартира. Жили мы хорошо, на берегу Невы…Но началась война. Фашистские самолеты пролетали над нами на бомбежку Лениграда, не щадили они и окрестности города.

Конечно, я по малолетству не понимала, что происходит, и впечатления свои не помню. О том, что было, мне рассказывали взрослые. Поссовету Невдубстроя не удалось эвакуировать жителей, поэтому спасались, кто как мог.

Отец перевозил боеприпасы на машине через Неву по наведенному понтонному мосту, и ему разрешили перевезти семью в Ленинград. Наскоро собрали кое-какие вещи первой необходимости, закрыли дверь и уехали. Так рассказывала мама.

Все жители из окрестностей Ленинграда старались укрыться в городе, так как верили, что это самое безопасное место, а получилось, что оказались в блокаде.

Мы устроились жить у сестры отца на Петроградской стороне. Отца мобилизовали на фронт, и мы остались без него. Много чего пришлось пережить в блокадном городе: холод, бомбежки, часто ночевали в бомбоубежище, носили воду из проруби. Мы, дети, не осознавали всей тяжести блокадной жизни без электричества, канализации и других удобств. Но самое страшное – это голод. Он убивал. Я помню как хотелось скорее получить свою пайку, так мы называли жалкий кусочек хлеба, полагающийся «иждивенцам», то есть неработающим людям и детям.

Отец первое время иногда навещал нас, но потом пропал и мы не знали, где он и что с ним. Прожили мы в блокаде до августа 1942 года и маме предложили эвакуироваться. Были разные варианты куда уехать, и мама выбрала самое дальнее от войны место – Сибирь. Нас перевезли по Ладожскому озеру на барже, потом в эшелоне через всю страну в г. Сталинск Кемеровской области, ныне Новокузнецк.

Так мама, бабушка, сестра и я стали сибирячками. После войны через переписку с родственниками мы нашли отца. Он приехал в Новокузнецк и жил с нами. В 1998 году его не стало.

Всех моих, с которыми мы выбирались из блокадного Ленинграда, сейчас уже нет в живых, они похоронены в Новокузнецке. В 2014 году моя семья—муж и дочь – переехали в Кольцово и живем теперь здесь.

Автор фото: Жанна Якушина.


Расскажите друзьям:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *